Разделы

Архив сайта

Ссылки


Страницы

Новые публикации

Управление

Владимир Путин против путинской «вертикали»?

«Руководители на местах… предпочитают
кабинетную работу».

Неужели президент засомневался в силе и
эффективности выстраиваемой им вертикали сильной централизованной  власти?

Местные князьки отчитываются перед Москвой,
перед Кремлём, а не перед своим населением…

На заседании Совета по межнациональным отношениям в Уфе (22 октября с.г.) Владимир Путин заявил: «Руководители на местах, к сожалению, часто предпочитают кабинетную работу, пользы от которой или никакой, или очень мало, особенно если не достучаться до соответствующих руководителей».

Сожалей - не сожалей, а факт, как говорится, на лице - и верховного правителя и правителей рангами ниже. Неужели президент засомневался в силе и эффективности выстраиваемой им вертикали сильной централизованной  власти? Судя по «сожалению» - да, судя по политическим  выводам - пока ещё нет.

Межнациональные конфликты стали настолько остры и непредсказуемы по своим последствиям, в том числе и кровавым, что замалчивать это, ссылаться на тяжёлое наследие уже невозможно. Но Путину всё ещё трудно признать своё поражение в построении политической системы, в том, что он завёл эту систему в тупик. Ведь почему местные князьки предпочитают «кабинетную работу»? Потому что они отчитываются о своей работе перед Москвой, а не перед населением. Им важнее вовремя доложить наверх,  оправдаться перед Кремлём и, получив нахлобучку, заверить в принятии экстренных мер и лояльности режиму. А что там на самом деле после этого меняется, меняется ли и не становится ли хуже - никто до очередного конфликта не проверяет. Да и не может один человек из Кремля вручную управлять всеми регионами. В регионах ведь сидят не дураки, они же не станут по своей инициативе выносить сор из региональной избы на всеобщий досмотр. И это до поры до времени им удается при отсутствии настоящей свободы СМИ, влиятельных оппозиционных сил и независимых судов и контрольно-правоохранительных  органов. Так и живёт страна от конфликта до конфликта, с временными самоуспокоительными передышками.

А будь они избранными своим электоратом да при серьёзной политической конкуренции, князьки при любом местном «пожаре» прибежали бы на место, чтобы тут же, на глазах электората попытаться затушить разгорающийся конфликт. Как это делают в демократических странах.

Вспомним конфликт в московском районе Бирюлёво Западное, о котором вынужден говорить и президент. Уже пролилась кровь, уже начались массовые беспорядки - вышел ли кто-то из местных руководителей? Лишь - и.о. руководителя местной полиции!

Вы скажете: но и мэр столицы - только что избранный народом - тоже не поспешил на место конфликта! Это говорит не  о том, что даже избранный князёк не боится испортить отношения с электоратом. Во-первых, до его очередных выборов ещё очень далеко (если вообще он и потом намерен баллотироваться на пост московского градоначальника  - у него хорошие перспективы на федеральном уровне) и он успеет набрать очки на «положительных» делах. Во-вторых, он запоздало, но всё же прореагировал на требования жителей Бирюлёва (о том, как он чисто популистски прореагировал - другой разговор). В-третьих, пока ещё нет политической силы даже в Москве, которая бы коренным образом пошатнула пьедестал под ставленником партии власти.

Из президентской речи в Уфе можно сделать ещё один не утешительный для Путина вывод: федеральные административные и правоохранительные органы не в состоянии обеспечить полный порядок в регионах. И теперь  нац-лидер  переводит стрелки на местных руководителей, чтобы лично самому уйти от ответственности, остаться не замаранным в результате этих конфликтов.

К сожалению, население ещё не научилось связывать природу конфликтов с политикой этой власти, с деяниями представителей путинского режима, с самим Путиным. Проще ликвидировать овощную базу, чем изменить политическую структуру власти. Демократическому волеизлиянию надо учиться. В том числе и на своих электоральных ошибках. Не сразу демократическая Европа построилась.

Анатолий Панков.

На заседании Совета по межнациональным отношениям в Уфе (22
октября с.г.) Владимир Путин заявил: «Руководители на местах, к сожалению,
часто предпочитают кабинетную работу, пользы от которой или никакой, или очень
мало, особенно если не достучаться до соответствующих руководителей».
Сожалей - не
сожалей, а факт, как говорится, на лице - и верховного правителя и правителей
рангами ниже. Неужели президент засомневался в силе и эффективности
выстраиваемой им вертикали сильной централизованной  власти? Судя по «сожалению» - да, судя по
политическим  выводам - пока ещё нет.
Межнациональные
конфликты стали настолько остры и непредсказуемы по своим последствиям, в том
числе и кровавым, что замалчивать это, ссылаться на тяжёлое наследие уже
невозможно. Но Путину всё ещё трудно признать своё поражение в построении
политической системы, в том, что он завёл эту систему в тупик. Ведь почему
местные князьки предпочитают «кабинетную работу»? Потому что они отчитываются о
своей работе перед Москвой, а не перед населением. Им важнее вовремя доложить
наверх,  оправдаться перед Кремлём и,
получив нахлобучку, заверить в принятии экстренных мер и лояльности режиму. А
что там на самом деле после этого меняется, меняется ли и не становится ли хуже
- никто до очередного конфликта не проверяет. Да и не может один человек из
Кремля вручную управлять всеми регионами. В регионах ведь сидят не дураки, они
же не станут по своей инициативе выносить сор из региональной избы на всеобщий
досмотр. И это до поры до времени им удается при отсутствии настоящей свободы
СМИ, влиятельных оппозиционных сил и независимых судов и
контрольно-правоохранительных  органов.
Так и живёт страна от конфликта до конфликта, с временными самоуспокоительными
передышками.
А будь они
избранными своим электоратом да при серьёзной политической конкуренции, князьки
при любом местном «пожаре» прибежали бы на место, чтобы тут же, на глазах
электората попытаться затушить разгорающийся конфликт. Как это делают в
демократических странах.
Вспомним конфликт
в московском районе Бирюлёво Западное, о котором вынужден говорить и президент.
Уже пролилась кровь, уже начались массовые беспорядки - вышел ли кто-то из
местных руководителей? Лишь - и.о. руководителя местной полиции!
Вы скажете: но и мэр
столицы - только что избранный народом - тоже не поспешил на место конфликта!
Это говорит не  о том, что даже избранный
князёк не боится испортить отношения с электоратом. Во-первых, до его очередных
выборов ещё очень далеко (если вообще он и потом намерен баллотироваться на
пост московского градоначальника  - у
него хорошие перспективы на федеральном уровне) и он успеет набрать очки на
«положительных» делах. Во-вторых, он запоздало, но всё же прореагировал на требования
жителей Бирюлёва (о том, как он чисто популистски прореагировал - другой
разговор). В-третьих, пока ещё нет политической силы даже в Москве, которая бы
коренным образом пошатнула пьедестал под ставленником партии власти.
Из президентской
речи в Уфе можно сделать ещё один не утешительный для Путина вывод: федеральные
административные и правоохранительные органы не в состоянии обеспечить полный
порядок в регионах. И теперь
нац-лидер  переводит стрелки на
местных руководителей, чтобы лично самому уйти от ответственности, остаться не
замаранным в результате этих конфликтов.
К сожалению, население ещё не научилось связывать природу
конфликтов с политикой этой власти, с деяниями представителей путинского
режима, с самим Путиным. Проще ликвидировать овощную базу, чем изменить
политическую структуру власти. Демократическому волеизлиянию надо учиться. В
том числе и на своих электоральных ошибках. Не сразу демократическая Европа
построилась.
Анатолий Панков.

На заседании Совета по межнациональным отношениям в Уфе (22
октября с.г.) Владимир Путин заявил: «Руководители на местах, к сожалению,
часто предпочитают кабинетную работу, пользы от которой или никакой, или очень
мало, особенно если не достучаться до соответствующих руководителей».

Сожалей - не
сожалей, а факт, как говорится, на лице - и верховного правителя и правителей
рангами ниже. Неужели президент засомневался в силе и эффективности
выстраиваемой им вертикали сильной централизованной  власти? Судя по «сожалению» - да, судя по
политическим  выводам - пока ещё нет.

Межнациональные
конфликты стали настолько остры и непредсказуемы по своим последствиям, в том
числе и кровавым, что замалчивать это, ссылаться на тяжёлое наследие уже
невозможно. Но Путину всё ещё трудно признать своё поражение в построении
политической системы, в том, что он завёл эту систему в тупик. Ведь почему
местные князьки предпочитают «кабинетную работу»? Потому что они отчитываются о
своей работе перед Москвой, а не перед населением. Им важнее вовремя доложить
наверх,  оправдаться перед Кремлём и,
получив нахлобучку, заверить в принятии экстренных мер и лояльности режиму. А
что там на самом деле после этого меняется, меняется ли и не становится ли хуже
- никто до очередного конфликта не проверяет. Да и не может один человек из
Кремля вручную управлять всеми регионами. В регионах ведь сидят не дураки, они
же не станут по своей инициативе выносить сор из региональной избы на всеобщий
досмотр. И это до поры до времени им удается при отсутствии настоящей свободы
СМИ, влиятельных оппозиционных сил и независимых судов и
контрольно-правоохранительных  органов.
Так и живёт страна от конфликта до конфликта, с временными самоуспокоительными
передышками.

А будь они
избранными своим электоратом да при серьёзной политической конкуренции, князьки
при любом местном «пожаре» прибежали бы на место, чтобы тут же, на глазах
электората попытаться затушить разгорающийся конфликт. Как это делают в
демократических странах.

Вспомним конфликт
в московском районе Бирюлёво Западное, о котором вынужден говорить и президент.
Уже пролилась кровь, уже начались массовые беспорядки - вышел ли кто-то из
местных руководителей? Лишь - и.о. руководителя местной полиции!

Вы скажете: но и мэр
столицы - только что избранный народом - тоже не поспешил на место конфликта!
Это говорит не  о том, что даже избранный
князёк не боится испортить отношения с электоратом. Во-первых, до его очередных
выборов ещё очень далеко (если вообще он и потом намерен баллотироваться на
пост московского градоначальника  - у
него хорошие перспективы на федеральном уровне) и он успеет набрать очки на
«положительных» делах. Во-вторых, он запоздало, но всё же прореагировал на требования
жителей Бирюлёва (о том, как он чисто популистски прореагировал - другой
разговор). В-третьих, пока ещё нет политической силы даже в Москве, которая бы
коренным образом пошатнула пьедестал под ставленником партии власти.

Из президентской
речи в Уфе можно сделать ещё один не утешительный для Путина вывод: федеральные
административные и правоохранительные органы не в состоянии обеспечить полный
порядок в регионах. И теперь
нац-лидер  переводит стрелки на
местных руководителей, чтобы лично самому уйти от ответственности, остаться не
замаранным в результате этих конфликтов.

К сожалению, население ещё не научилось связывать природу
конфликтов с политикой этой власти, с деяниями представителей путинского
режима, с самим Путиным. Проще ликвидировать овощную базу, чем изменить
политическую структуру власти. Демократическому волеизлиянию надо учиться. В
том числе и на своих электоральных ошибках. Не сразу демократическая Европа
построилась.

Анатолий Панков.

На заседании Совета по межнациональным отношениям в Уфе (22
октября с.г.) Владимир Путин заявил: «Руководители на местах, к сожалению,
часто предпочитают кабинетную работу, пользы от которой или никакой, или очень
мало, особенно если не достучаться до соответствующих руководителей».

Сожалей - не
сожалей, а факт, как говорится, на лице - и верховного правителя и правителей
рангами ниже. Неужели президент засомневался в силе и эффективности
выстраиваемой им вертикали сильной централизованной  власти? Судя по «сожалению» - да, судя по
политическим  выводам - пока ещё нет.

Межнациональные
конфликты стали настолько остры и непредсказуемы по своим последствиям, в том
числе и кровавым, что замалчивать это, ссылаться на тяжёлое наследие уже
невозможно. Но Путину всё ещё трудно признать своё поражение в построении
политической системы, в том, что он завёл эту систему в тупик. Ведь почему
местные князьки предпочитают «кабинетную работу»? Потому что они отчитываются о
своей работе перед Москвой, а не перед населением. Им важнее вовремя доложить
наверх,  оправдаться перед Кремлём и,
получив нахлобучку, заверить в принятии экстренных мер и лояльности режиму. А
что там на самом деле после этого меняется, меняется ли и не становится ли хуже
- никто до очередного конфликта не проверяет. Да и не может один человек из
Кремля вручную управлять всеми регионами. В регионах ведь сидят не дураки, они
же не станут по своей инициативе выносить сор из региональной избы на всеобщий
досмотр. И это до поры до времени им удается при отсутствии настоящей свободы
СМИ, влиятельных оппозиционных сил и независимых судов и
контрольно-правоохранительных  органов.
Так и живёт страна от конфликта до конфликта, с временными самоуспокоительными
передышками.

А будь они
избранными своим электоратом да при серьёзной политической конкуренции, князьки
при любом местном «пожаре» прибежали бы на место, чтобы тут же, на глазах
электората попытаться затушить разгорающийся конфликт. Как это делают в
демократических странах.

Вспомним конфликт
в московском районе Бирюлёво Западное, о котором вынужден говорить и президент.
Уже пролилась кровь, уже начались массовые беспорядки - вышел ли кто-то из
местных руководителей? Лишь - и.о. руководителя местной полиции!

Вы скажете: но и мэр
столицы - только что избранный народом - тоже не поспешил на место конфликта!
Это говорит не  о том, что даже избранный
князёк не боится испортить отношения с электоратом. Во-первых, до его очередных
выборов ещё очень далеко (если вообще он и потом намерен баллотироваться на
пост московского градоначальника  - у
него хорошие перспективы на федеральном уровне) и он успеет набрать очки на
«положительных» делах. Во-вторых, он запоздало, но всё же прореагировал на требования
жителей Бирюлёва (о том, как он чисто популистски прореагировал - другой
разговор). В-третьих, пока ещё нет политической силы даже в Москве, которая бы
коренным образом пошатнула пьедестал под ставленником партии власти.

Из президентской
речи в Уфе можно сделать ещё один не утешительный для Путина вывод: федеральные
административные и правоохранительные органы не в состоянии обеспечить полный
порядок в регионах. И теперь
нац-лидер  переводит стрелки на
местных руководителей, чтобы лично самому уйти от ответственности, остаться не
замаранным в результате этих конфликтов.

К сожалению, население ещё не научилось связывать природу
конфликтов с политикой этой власти, с деяниями представителей путинского
режима, с самим Путиным. Проще ликвидировать овощную базу, чем изменить
политическую структуру власти. Демократическому волеизлиянию надо учиться. В
том числе и на своих электоральных ошибках. Не сразу демократическая Европа
построилась.

Анатолий Панков.

Write a comment