Разделы

Архив сайта

Ссылки


Страницы

Новые публикации

Управление

«Путин во власти опирается на ту же структуру, которая служила террористической машине Сталина»

К 60-летию со дня смерти Сталина.

В газете «Нью-Йорк таймс» опубликована статья Самуэля Рахлина, датского журналиста, в настоящее время живущего в Вашингтоне. Судьба Самуэля удивительнейшим образом переплетена с судьбой нашей страны и с именем Сталина. Его семья жила в Литве, когда туда пришли советские войска, «добровольно» присоединив независимую республику к Союзу «братских народов». А незадолго до нападения нацистской Германии на СССР, семью депортировали в Сибирь - сначала на Алтай, а затем в Якутию. Там Самуэль родился, там и пошёл в школу. После 16 лет мучительных скитаний семье, уже при «хрущёвской оттепели», удалось вырваться из «советского рая» и переехать в Данию… 

ДЛИННАЯ ТЕНЬ СТАЛИНА

Шестьдесят лет прошло после смерти Иосифа Сталина 5 марта 1953 года, а в России всё еще спорят, рассматривать ли его как убийцу масс или как  героя. Несмотря на то, что после его смерти и кампании десталинизации его имя и памятники почти отсутствуют в России, он продолжает навязывать себя на политическом дискурсе России гораздо более заметно, чем Ленин, основатель Советского государства, чье тело до сих пор лежит в мавзолее на Красной площади.

Хотя теперь россияне знают больше о преступлениях Сталина, чем это было раньше, многие политики и историки стремятся вытащить его из тени и отмечают его роль в индустриализации молодого советского государства и победе над нацистской Германией.

Коммунисты собрали 100 тысяч подписей под петицией, чтобы вернуть Волгограду имя Сталинград, другие предлагают референдум по этому вопросу. Если в Париже есть станция метро Сталинград, утверждают они, почему имя было запрещено в России? В начале этого года, к 70-летию Сталинградской битвы, автобусы в нескольких городах России были украшены портретами Сталина.

Казалось бы, трудно иметь еще какие-то сомнения относительно роли Сталина, который с Гитлером и Мао, стоит в ряду массовых убийц 20-го века. Но русские так и не смогли договориться о том, как они должны рассматривать Сталина.

К 60-летию со дня смерти Сталина, Фонд Карнеги за международный мир провел очередной опрос о Сталине. Было установлено, что Сталин является неоспоримым № 1 в русских списках великих исторических деятелей, впереди Ленина, Маркса и Петра Великого. В 1989 году только 12 процентов считали так. Сегодня это 50 процентов.

В 1994 году 27 процентов россиян положительно относились к Сталину. В 2011 году - 45 процентов. Пятьдесят процентов респондентов считают, что Сталин был мудрый лидер, который принес мощь и процветание Советского Союза. Но в то же время 68 процентов согласились, что он был жестоким тираном, виновным в гибели миллионов невинных граждан. Шестьдесят восемь процентов также отметили, это более важно, что под его руководством советский народ выиграл во второй мировой войне.

Еще в 19 веке, русский поэт сказал, что умом Россию не понять. Могила Сталина находится за Мавзолеем Ленина, из которого генсек был выдворен в 1961 году. Сталин должен быть горд тем, что он все еще может разделять людей, которыми он правил и которых терроризировал 60 лет назад. Сторонники Сталина, возрождая старые приёмы агитпропа, до сих пор  могут утверждать, что “Сталин жив!” И сегодняшние тираны все еще могут надеяться, что им может сойти с рук массовое убийство.

В моей семье никогда не было вопросов по отношению к Сталину. В 1941 году мои родители, брат и сестра были в числе тысяч граждан Литвы, депортированных в отдаленные районы Сибири. Через два года, более 40 процентов депортированных погибли.

Тем не менее, изгнание дало моим родителям больше шансов на выживание. Вскоре после того, как они были депортированы, нацисты заняли Литву и все еврейские семьи в их городе погибли. Так что, как ни парадоксально, моя семья могла бы сказать: “Спасибо, товарищ Сталин, что депортировали нас”.

Но не благодарность, характеризовала наш взгляд на Сталина. У моих родителей никогда не было никаких сомнений в том, что он был государственным преступником в глобальном масштабе. И они не были в панике, которая охватила Советский Союз, когда умер Сталин.

Я хорошо помню, как соседские женщины бегали во дворе нашего дома и плакали в истерике, когда известие о смерти Сталина долетело до далекого сибирского села. Но в нашей маленькой квартире не было никакого траура и никто не плакал. Смерть Сталина дала искру надежды, что мы теперь сможет вернуться в Данию, на родину моей матери. Это и произошло четыре года спустя. Спасибо, товарищ Хрущев.

Но проблема в том, что кампания десталинизации не была завершена, ни Никитой Хрущевым, ни его преемниками. А за долгое правление Леонида Брежнева, роль Сталина была низведена до «тёмного пятна» истории, что позволило полускрытому культу сохраниться в смеси неповиновения и протеста против слабости правителей Кремля.

Появилась подпольная индустрия по выпуску фотографий и календарей со Сталиным. Водители закрепляли портрет Сталина на лобовом стекле, как символ ушедшей власти и величия. Они были “иными диссидентами”.

При Михаиле Горбачеве, последнем советском лидере, и Борисе Ельцине, первом президенте России, любые попытки справиться со Сталиным были утоплены в политическом хаосе тех лет. Когда Владимир Путин пришел к власти, он подошел к вопросу о наследии Сталина с его обычной двойственностью и уклончивостью.

Путин открыто выразил сожаление по поводу погибших в период террора, но он никогда не осуждал Сталина. Как продукт КГБ, Путин во власти опирается на ту же структуру, которая служила террористической машине Сталина. При Путине все разговоры о национальном памятнике жертвам сталинского террора исчезли из дискуссии в обществе.

И вот, вместо очищения, в котором страна нуждается и которого она заслуживает, русские будут продолжать бороться с диктатором, который отказывается уйти совсем. Как русские любят говорить: “Наше прошлое снова стало таким же непредсказуемым, как и наше будущее».

Самуэль Рахлин, датский журналист, сейчас живёт в Вашингтоне. Он родился в Сибири, где его семья жила в изгнании в течение 16 лет, и приехал в Данию в возрасте 10 лет. Сборник его эссе “Я и Сталин”, был опубликован в Дании в ​​2011 году.

Перевод Елены Панковой.

Оригинал.

Write a comment