Разделы

Архив сайта

Ссылки


Страницы

Новые публикации

Управление

Ровно 20 лет назад вышел первый номер газеты «Куранты»

“Куранты” - первый номерЕе учредителем стал Московский совет народных депутатов последнего созыва.


На выборах 1990 года в Моссовет большинство мандатов получили те, кто хотел демократических преобразований в Советском Союзе, кто хотел разрушить монополию Коммунистической партии СС. Это демократическое большинство оказалось в информационном вакууме, поскольку все газеты СССР принадлежали или как минимум контролировались КПСС, даже если их официальными учредителями считались какие-то иные организации (как, скажем, профсоюзный «Труд»). Все типографии также принадлежали или контролировались Компартией. На учете были даже все (абсолютно все, и личные тоже!) пишущие машинки.

В таких условиях пришлось демократически настроенным депутатам в спешном порядке решать вопрос о своих СМИ. Комиссия по свободе слова, которую в то время мне довелось возглавлять, разработала программу медийных проектов. В результате появились ежемесячное издание - «Московский журнал», еженедельник «Столица», газеты «Куранты» и «Независимая газета». Мы также поддержали создание радиостанции «Эхо Москвы» (Моссовет был ее соучредителем).

Окруженный откровенно враждебной коммунистической прессой Моссовет, точнее его демократическое большинство, предпринял попытку вернуть советскому органу власти одно из городских изданий - или «Московскую правду», или «Вечернюю Москву». ЦК КПСС, защищая издания от наших посягательств, срочно снял с газет слова о том, что их соучредителем является Моссовет. Мы требовали по-честному поделить эти газеты. Но «Мосправду» первоначально учреждала партия большевиков,  и юридических прав у Моссовета на нее, вроде бы, не имелось. Зато «Вечерку» изначально создавал Моссовет, и отсудить ее было, как считали некоторые депутаты, вполне возможно. Но «Вечерка», в отличие от всех прочих ежедневных партийных газет печатала рекламу, и имела от этого большой доход. Потому ЦК Компартии яростно сопротивлялся.

Председатель Моссовета Гавриил Попов провел переговоры с ЦК КПСС и предложил создавать свою собственную газету, новую. Он объяснил мне, что в таком случае Компартия гарантирует нам и место для печати в типографии, и газетную бумагу (всё жестко регламентировалось). К тому же, подчеркнул Гавриил Харитонович, придется долго бороться со старым журналистским коллективом: или заставлять писать с учетом демократической позиции большинства Моссовета, а они к этому не приучены, или просто увольнять,  и будет много понапрасну потеряно времени и сил. Я согласился с его доводами. И 24 июня 1990 года президиум Моссовета принял решение об учреждении газеты «Куранты» и о назначении меня главным редактором. Но, поскольку не все даже в демократической фракции были согласны с моей концепцией новой газеты и с моей личной кандидатурой на пост главного редактора, то одновременно было принято параллельное решение - учредить также и «Независимую газету», которую тогда возглавил Виталий Третьяков.

Два месяца потратили на организационные дела. ЦК КПСС временно (!) разрешил печатать газету в своей типографии «Московская правда». Выделил с барского стола и газетную бумагу, но лишь для тиража в 200 тысяч экземпляров: мол, и за это нас благодарите - плановая экономика. Не возникло особых проблем с кадрами: ведь уже дул ветер горбачевской «перестройки», и многие журналисты, зажатые жесткими рамками партийной прессы, хотели большей свободы, мечтали выплеснуть на страницы сюжеты, которые был под запретом.

Сложнее оказалось найти помещение. Для ежедневного издания требовалось обеспечить рабочими местами примерно 150 - 200 сотрудников! Только что утвержденный демократическим Моссоветом председатель исполкома Моссовета Юрий Лужков, выполняя постановление президиума Моссовета, пытался помочь нам. Мы получали ордера на приглянувшиеся помещения, но дело доходило до арбитражного суда,  и представители исполкома неизменно проигрывали… районным Советам. Такое сложилось странное советское законодательство, когда городская власть не была полным хозяином в своем городе: права на большинство помещений имели исполкомы районных советов, а не Моссовета. К тому же тогда Лужков еще не было столь всесилен.

Намучившись, мы был вынуждены согласиться на выделенные Лужковым в одном из моссоветовских зданий четыре крохотные комнаты. И там, можно сказать, на коленках, не имея ни одного обещанного рубля и имея в наличии менее десяти журналистских «штыков» (перьев), мы подготовили первый номер. Типография, с позволения ЦК КПСС, напечатала его в долг.

Двести тысяч экземпляров, несмотря на отсутствие рекламы и на то, что цена номера была намного больше (обычный номер ежедневной газеты тогда стоил 2 копейки, утолщенный, с вкладышем - 3 копейки, еженедельник - 5 - 10 копеек, а мы сразу подняли планку до 40 копеек), весь тираж ушел с лёту. И так - каждый номер. В киосках выстраивались очереди, киоскеры припрятывали газету для «своих».

Чем был вызван такой ажиотаж? Да, с некоммунистическими взглядами и до этого уже начали выходить газеты, например «Экспресс-хроника», «Коммерсантъ» (еженедельник) и др. Но их выпуски были или не регулярными, или не очень качественными. И представляете эффект разорвавшейся бомбы: в первом же номере на первой странице появилась «шапка» «Правительство в отставку». Это не было требованием редакции, газета лишь отразила мнение сотен тысяч (!) митингующих москвичей, прошедших накануне по Садовому кольцу. Но сам факт! У власти - всё еще всесильная КПСС, ее генеральный секретарь Михаил Горбачев и его соратник предсовмина Николай Рыжков. Они, начав «перестройку», допустили выход нашей газеты, а мы за их отставку! Тогда это был немыслимый, очень смелый поступок газеты. К тому же газеты, которую учредил орган местной власти! По сути, «Куранты» были первой после октябрьского переворота 1917 года официозной газетой, четко и резко выступавшей против монополии Компартии, против ее тоталитарной системы.

Поскольку мы еще не были технически готовы к ежедневному выпуску, до нового года «Куранты» выходили как еженедельник. Была объявлена подписка (только по городу Москве и по Московской области!), у газеты появилось более 220 тысяч подписчиков! И это притом, что одновременно выходили традиционно популярные среди москвичей и более дешевые «Вечерка» и «Мосправда». Наш подписной тираж ЦК КПСС обязан был обеспечить газетной бумагой, но на розницу поскупился. В киосках газеты явно не хватало. О популярности «Курантов» свидетельствует до сих пор никем не побитый рекорд, который был зафиксирован в розничной сети агентства «Желдорпресс»: свыше  2000 экземпляров газеты продавалось ежедневно в одном киоске!

Мне могут возразить: тогда благодаря эпохе «гласности» и низким ценам на печать вообще был большой спрос на газеты и журналы, многие читатели покупали по нескольку зданий одновременно. Да, конечно, но такого ажиотажа и такого бурного всплеска интереса москвичей к «Курантам» не было тогда ни  у одного издания. Напомню, что в то время уже стали выходить и «Российская газета», и «Независимая», и ежедневный «Коммерсантъ», и «Мегаполис-Экспресс»… Были также весьма популярны «МК» и «Комсомолка». Зато резко снизилась популярность «Правды», «Труда», «Известий» и т.п.

После неудачного путча ГКЧП и краха коммунистической системы в 1991 году, после открытия шлюза для свободных цен на бумагу, типографские услуги, распространение и т. д. тираж «Курантов» (как, впрочем,  всех газет) пошел на убыль. Гиперинфляция досрочно съедала все поступления от подписки, розницы и рекламы. Почти все общественно-политические издания стали убыточными, нуждались в дотациях, в государственной поддержке. Начался поиск «спонсоров», то есть, попросту говоря, новых хозяев изданий.

Все городские газеты стали содержаться бюджетом московской мэрии. Федеральные издания приватизировались и были раскуплены крупным бизнесом. Мы долго держались на плаву, но наступил момент, когда поняли, что нам самим уже не выжить.

Еще в октябре 1993 года, когда по указу президента Ельцина были распущены все советы, в том числе и наш Московский, учредителем «Курантов» стал одноименный  редакционно-издательский центр, собственниками которого был сами  сотрудники. Но что значит быть хозяином, владельцем - это же не стрижка прибыли, а вкладывание средств на развитие. Откуда у бедных журналистов большие деньги на серьезное развитие?! И начались поиски инвестора, которому мы могли бы продаться. Дело в том, что мэрия нас, в отличие от, скажем, «Вечерки», «Мосправды», «Москвички» и т.п. изданий, не содержала - она нам лишь помогала. Но этой помощи было недостаточно. Выбранные нами «инвесторы» оказались не вполне денежными, к тому же случился дефолт 1998 года, который подкосил  нашего собственника, и выпуск газеты прекратился.

Меня часто спрашивали: почему так бурно, эффектно начавшая свою жизнь газета «Куранты» исчезла совсем?

Ну, на какое-то время потом, после нас, нашелся очередной издатель газеты - «Куранты» выходили как некое подмосковное издание, которое не имело ничего общего с нашей концепцией. Появилась даже радиостанция «Куранты». Но и эти проекты заглохли.

Смерть «Курантов» была неизбежна, поскольку я всячески сопротивлялся изменению ее политического курса. «Куранты» боролись с тоталитарной системой. Система рухнула - с кем бороться? С режимом Ельцина? Да, было много недостатков у этого режима. Да, реформы Ельцина-Гайдара не принесли сиюминутного счастья большей части населения. Более того те самые люди, которые выступали против коммунистической системы, оказались в нищете, без работы, без определенного будущего - причем особенно пострадала наиболее продвинутая часть бывшего советского общества: научные работники, творческая интеллигенция, высококвалифицированные специалисты ВПК… Присоединиться к хору критиков Ельцина и Гайдара? Понятно, что издание зарабатывает популярность на «размазывании» власти. Мы тоже критиковали некоторые действия и решения власти (особенно за войну в Чечне), но «размазывать», топить реформаторов, бороться против реформ, против приватизации, какой бы странной она ни была, я не хотел. Я понимал, что это самоубийственно, но предпочел самоубийство предательству курса реформ. Убежден, что, в конце концов, реформы Ельцина-Гайдара будут по достоинству оценены потомками (да ведь и сейчас, в эпоху «вертикального» путинизма, мы всё еще живем по ельцинской Конституции и другим его законам, и оценки уже меняются в пользу реформ 1990-х). Но спасать газету любыми способам, становиться политической проституткой я не захотел. Это главная причина гибели «Курантов». Так что дело не только в дефолте.

Еще одна причина, которая связана с этими переменами в общественно-политическом настроении россиян, но более конкретная - это изменения в отношениях с московской властью и лично с Лужковым.

В начале 1990-х Юрий Михайлович был выдвинут и избран главой московского правительства демократами, он поддерживал демократические преобразования, приватизацию. На первых порах его обливали грязью все те городские здания, которые ныне он содержит: ведь они принадлежали коммунистам. Он нуждался в поддержке «Курантов». Но вот ситуация на медийном поле изменилась: у Лужкова появились не только свои газеты («Мосправда», «Вечерка», «Тверская, 13» и др.), но и свой телеканал, своя радиостанция. Да и кто вообще посмеет выступить против всесильного мэра, который хозяин на этой земле, где расположено помещение твоей редакции! Роль дружественно настроенных «Курантов» стала менее значимой. Более того, мы, глядя на тот беспредел, который творился в столице по «прихватизации» с ведома городской власти, на размах коррупции, стали публиковать нелицеприятные для мэра и его ближайшего окружения материалы. Нас стали упрекать в том, что мы, получая помощь от города (кстати, не по официальному бюджету, утвержденному Мосгордумой, а крохи с барского стола), порочим мэрию. И наши пути разошлись.

Последней «благодарностью» Лужкова стало экстренное выселение редакции «Курантов» из насиженного места на улицу Новый Арбат. Это было связано с появившимися у Юрия Михайловича в 1998 году президентских амбиций и необходимостью разместить в нашем помещении создаваемую им информационно-пропагандистскую службу. Формально редакция даже выиграла в площади. Но переезд, когда на дворе дефолт, заставил прекратить выпуск газеты.

Лично я не жалею о своей идеологической упёртости. Лучше умереть стоя, чем жить на коленях. Да, не плохо было бы выжить. Я мечтал перевести «Куранты» на такой деловой и принципиальный лад, как у газеты «Ведомости» (кстати, это слово однозначно со словом «куранты»!). Но для этого нужны были большие деньги…

Анатолий ПАНКОВ

См. также:

“Куранты”: “Меняются вожди - меняются и мифы”.

Комментарии

Комментарий от Оксана
Когда: 21 Октябрь 2010, 02:12

Анатолий Семенович! Не лукавьте! К краху газеты привели иные факторы. В первую очередь потеря лучших кадров в 93-95 годах.

Комментарий от Автор
Когда: 21 Октябрь 2010, 18:58

Оксана!
Не всё то истина, что лежит на поверхности. Я с вами согласен, что в эти годы “Куранты” начали терять квалифицированные кадры. Но - почему? Уже с 1992 года наша зарплата стала отставать от самых высоких ставок в некоторых других изданиях, которые к тому же освободились от коммунистических пут, появилось огромное количество таких изданий, причем в отличие от нас, за их спиной стояли серьезные финансовые группы. Лучшие кадры уходили с большим повышением: несколько человек стали главными редакторами. Их зарплата была намного выше, чем у нас. Порой - в несколько раз больше, чем у меня!
С нами тоже банкиры заигрывали, но с определенной целью: или закрыть, дабы устранить нас как конкурента, или изменить политический курс газеты, чему я сопротивлялся до последнего вздоха. И эти заигрывания быстро заканчивались, особенно после банковского кризиса 1994 г.
А помощь мэрии была весьма ограниченной, позволяла лишь поддерживать штаны и продлить срок поиска более надежных источников. В конце концов, “хозяева” нашлись, но и сами не удержались на плаву…
И истинная причина гибели таких газет, как “Куранты”, повторюсь, в изменении общественного мнения, изменении оценок реформ Ельцина-Гайдара. Да можно было и нам приспособиться и влачить жалкое существовании, как, например, “Мосправда”, “Вечерка” и им подобных лужковских придатков, но я этого не хотел. Считал себя, как инициатора создания газеты именно с такой политической позицией, морально ответственным за ее дальнейшую судьбу. Так что, безусловно, всю полноту ответственности за прекращение выпуска тех, действительно независимых “Курантов”, я возлагаю на себя.
Убежден, что если бы я создавал газету как коммерческое издание и если бы она принадлежала персонально мне, как “МК” - Павлу Гусеву, то я сумел бы ее сохранить. Но газета “Куранты” мне не принадлежала, я ее лишь редактировал…
С уважением Анатолий Панков.

Комментарий от Денис
Когда: 3 Март 2011, 22:12

Прекрасная была газета! Читали её с отцом с самого первого номера, а с 1991 года - постоянно выписывали. Первые номера у меня даже сохранились.
Очень жаль, что она перестала выходить.

Write a comment