Разделы

Архив сайта

Ссылки


Страницы

Новые публикации

Управление

Гайдар шагает впереди?..

Егор Гайдар - великий экономист, либерал, реформатор…После публикации эмоций сразу же после смерти Егора Гайдара, захотелось еще раз высказаться об этом Человеке, о том времени реформ, которому Гайдар отдал свою жизнь…

Во время горбачевской перестройки я знал про Егора Гайдара лишь то, что он работает в журнале ЦК КПСС «Коммунист», но этот журнал я тогда не читал…Познакомились мы с Егором Тимуровичем в Грановитой палате Кремля, когда он в правительстве Ельцина уже начал осуществлять свои реформаторские идеи.

Однажды неожиданно ко мне в редакцию пришел Гайдар сам, без звонков и согласований. Но это был Тимур - контр-адмирал, сын писателя-коммуниста, отец экономиста-реформатора. Через несколько дней пришел отставной вице-премьер Егор Гайдар. А через пять минут после его ухода из моего кабинета я узнал, что Ельцин снова призвал его в свое правительство…


Однажды, во время эксклюзивного интервью, Егор Тимурович заметил: «Да нам с вами даже не о чем спорить». Действительно, к тому времени я уже стал «гайдаровцем» по убеждениям. Но до этого единомыслия прошло немало времени… Может, и «электорат» постепенно дозреет до истинной роли Гайдара в нашей истории?

По результатам недавнего опроса ВЦИОМ выяснилось, что положительную роль Егора Гайдара стали оценивать больше россиян, чем прежде. В чем причина? Смерть «ненавистного» реформатора примирила с ним, с его деяниями часть россиян? Сомневаюсь. Смерть могла вызвать сочувствие к человеку, к его близким, но не к его деяниям - просто так, ни с того, ни с сего.

Тогда - с чего? Может, просто больше узнали, поскольку больше, подробнее и толковее стали говорить в последнее время о роли Гайдара, о его взглядах, о его конкретных действиях в конкретной критической для страны ситуации, когда в начале 1990-х он со своей командой «завлабов», по сути, спас страну? А может, некоторые поостыли от горячей реакции на непростые гайдаровские меры по реформированию экономики страны и теперь более трезво, с высоты времен стали оценивать те подчас действительно жестокие действия? Возможно, к этому подтолкнули и сравнения с действиями Путина, который в исключительно благоприятной финансовой ситуации больше проедает нефтедоллары, чем закладывает их в основу экономики будущего.

Вот если бы Ельцину, Гайдару и всем реформаторам тогда, в «лихие» 90-е помогли цены на нефть! Всё пошло бы по другому. Уверен, мы бы тогда не мучились от вот этого раздвоения: то ли Сталин нам нужен для спасения Отечества (хотя бы в образе Путина), то ли поскорее бы закончился тупиковый период вертикализированного путинизма. Но сослагательного наклонения в истории не бывает…

Когда в конце 1980-х горбачевская перестройка явно начала буксовать, поскольку к «гласности» надо было добавлять частную собственность, а на это Компартия тогда не решилась, то начались поиски вариантов стимулирования вывода экономики из социалистического ступора. Напомню некоторые из них.

Хозрасчет: от бригады до союзной республики (не тогда ли и начался их дрейф к выходу из СССР?). Постановление по развитию научно-технического прогресса и параллельно разрешение создавать кооперативы: в частности появились налогом не облагаемые молодежные научно-технические кооперативы (где и заложили свой первый капитал некоторые будущие «олигархи», например Ходорковский, Смоленский, Бендукидзе, Виноградов). Предоставление предприятиям самостоятельно решать некоторые финансовые и производственные вопросы.

Но все эти меры в условиях командной экономики или загибались, или разрушали «стройную» советскую систему.

Появились идеологи новых подходов к выводу страны из кризиса. Особенно популярны были взгляды академиков Абалкина, Аганбегяна и Шаталина. Обсуждали горячо,  всесторонне. Но лично я так и не понял, что же является зерном их предложений: как-то всё было расплывчато. К тому же, по сути, речь шла о совершенствовании советского социализма, а я в него уже перестал верить.

Потом Шаталин, Явлинский и их соратники предложили программу «500 дней». Она выглядела поконкретнее, но была похожа на прожектёрский, нереализуемый вариант. Читая ее, можно было подумать, что вот сейчас рядом постановлений можно из социализма за 500 дней прыгнуть в капитализм - без сопротивления, без принуждения, без слёз, без крови… Не поверил я в ее реалистичность.

Идеи Егора Гайдара мне стали известны лишь тогда, когда его уже назначили вице-премьером российского правительства. Я так прямо и сказал на редколлегии: «Будем поддерживать Гайдара». «Да он же в «Коммунисте» отделом заведовал. Номенклатура ЦК», - возразили мне. Но кто тогда не был связан с Компартией? Мне понравились четкие, последовательные шаги, хотя и весьма жесткие, Егора Гайдара.

600-летие Сергия Радонежского на высшем, кремлевском уровне отмечалось в Грановитой палате. За длинными столами половину зала занимали священнослужители, другую половину - светские. Ельцин не присутствовал, старшим по чину от руководства страны был Гайдар. Отзвучали речи, позвенели бокалами… И за главным столом остался один Егор Тимурович. У него был такой усталый, измученный вид, вплоть до того, что появились какие-то конвульсивные движения… Я подошел к нему, познакомились. Я заверил, что мы будем поддерживать его реформы.

Но не долго музыка играла, Ельцин, уступая оппозиции, которая имела большинство в Верховном Совете, убрал главного реформатора из правительства.

Егор Тимурович, оставаясь руководителем Института экономики переходного периода, решил создать новую демократическую партию. Созданное еще при КПСС широкое движение «Демократическая Россия» уже не удовлетворяла политической ситуации. Надо было создавать настоящую партию, более организованную, парламентскую. Он начал консультации, прощупывания. Так, собрал представителей культуры. Не многих - избранных. Всех уже и не вспомню, кто был. Запомнились Зиновий Гердт, Александр Иванов. Говорили о поддержке курса реформ, о том, что коммунисты подняли головы, реваншизмом пахнет на всех уровнях.

Однажды моя помощница, войдя в мой кабинет, как-то неуверенно произнесла: «К вам пришел… Гайдар». Я увидел невысокого, крепкого мужичка, который своими сверлящими глазами быстро осмотрел кабинет, меня… Это был Тимур Гайдар - легендарный герой нашего детства: ну кто же не читал книжку, не смотрел фильм про Тимура и его команду? Потом он стал известен как журналист, был, насколько я помню, собкором какой-то советской газеты на Кубе. Мы мило поговорили. Вроде, как ни о чем особенно. Но я понял: это - разведка.

И точно: через несколько дней пришел и Егор Гайдар. Хотя он уже был в отставке, но пришел с охранником. Речь шла о создании новой партии, о возможности моего участия в этом, о поддержке со стороны газеты «Куранты». Всё это было вне всякого моего сомнения.

Но, может, была и еще одна цель прихода, не произнесенная вслух, - оценка Гайдаром преобразования газеты «Куранты» в орган новой партии. Однако, думаю, он понял по моему рассказу о немалых расходах на выпуск популярной ежедневной газеты, о «багаже» газеты в виде подписчиков, которые далеко не все были бы сторонниками новой партии, что такой вариант просто не возможен. И у «ДВР» затем появилась собственная, сугубо партийная газета, которая, может, и обеспечивала какие-то внутрипартийные потребности, но более широкому кругу читателей была не интересна.

Когда Егор Тимурович покинул мой кабинет, я минут через пять включил радио и услышал, что Ельцин вновь призвал Гайдара в свое правительство. Ну, надо же! Какая незадача: если бы я узнал об этом всего на 5 - 10 минут раньше! Такой информационный повод упустил! Я тут же позвонил в приемную Гайдара - ему от нашей редакции до института идти было несколько минут, но при всем уважении ко мне, секретарша объяснила, что Егор Тимурович уже недоступен для разговора. Понятное дело: началась новая жизнь реформатора - второе пришествие во власть.

Сопоставляя факты, понимаешь: это решение президента для Гайдара было неожиданным, иначе он не вел бы со мной размеренно-прощупывающую беседу. Ельцин поступил в своем «традиционном» стиле: он мог внезапно уволить своих приближенных так, что они узнавали об этом из СМИ, мог неожиданно и призвать под свою «высокую руку». Не зря называли его царем Борисом.

Егору Гайдару, как фактическому руководителю партии «Демократический выбор России», не нравились в ее составе те представители «уличной демократии», что попали «по наследству» от предшественницы - партии «Демократическая Россия» и несли в себе элемент, как он считал, неконструктивной оппозиции. Их он называл «демшизой» и постарался избавиться от наиболее «голосистых» и «неугомонных». Возможно, он был прав в том, что у партии должны быть более четкие, более цивилизованные, более парламентские критерии. Но тем самым он отсёк самых преданных сторонников демократических преобразований, самых бескорыстных противников коммунистических идей. Многих из тех, кого назвали «демшизой», я лично знал, был связан с ними общей борьбой с КПСС, мы активно сотрудничали во время предвыборных кампаний. И такое отсечение я не одобрял. В партию же «ДВР», которая была тогда, по сути, частью высшей власти России, влилось немало приспособленцев, которые затем, когда «ДВР», а после - СПС стали терять популярность, разбежались по другим лагерям.

Не вполне был я согласен и с бескомпромиссно-жесткими выступлениями Гайдара против Ельцина из-за начавшейся чеченской войны. Я тоже понимал, что это - ужасная ошибка. Воевать во время реформ - загубить реформы. Развязывать фактически гражданскую войну в период демократических преобразований - абсурд. Воевать на Кавказе - абсурд вдвойне (как и сейчас!). Но уж слишком ополчились тогда на президента со всех сторон, а смыкаться с критиками из КПРФ и им подобными не хотелось. Поэтому, хотя и публиковались в «Курантах» критические материалы о войне в Чечне, но не столь «кровавые», как в других СМИ. Хотя я понимал, что это идет в ущерб популярности газеты.

Порой мне казалось, что Егору Тимуровичу не хватало политической гибкости, учитывающей настроения электората, которому были ближе громогласные пустышки Жириновского, чем стратегически обоснованные, разумные предложения Гайдара. Но такова была сущность Егора Гайдара: четкость и последовательность линии поведения, бескомпромиссность. Это не обеспечивает сиюминутной популярности, но это - предельная честность этого политика.

В том, что Гайдар был предельно честным, я знаю по собственному опыту. Когда он был еще в правительстве, я, пользуясь, нашими доверительными отношениями, попросил его помочь разблокировать валютный счет. Было такое решение правительства, которое запрещало всякие международные валютные операции, а у нас в результате замерзла немалая сумма в рупиях, полученных после какой-то сделки. Финансовая ситуация у нашей газеты была непростая, каждая рупия, не то что доллар, была на счету. И мы хотели на индийскую валюту хоть что-то закупить за границей: а тогда практически всё для компьютизированного выпуска газеты надо было покупать за рубежом. Гайдар отказал: не грубо, но категорически. И больше я к нему ни с какими «особыми» просьбами не обращался. Лишь - для получения интервью.

Как-то во время беседы тет-а-тет, я спросил его, почему его не любят олигархи, ведь они свое богатство получили благодаря его реформам. «А за что меня любить? - парировал Егор Тимурович. И объяснил: он ни кому «по знакомству» ничего не делает. Есть правило, закон - вот и действуй. И когда Гайдара обвиняют в разгуле олигархии, это абсурд. Да, олигархат зародился при Ельцине. Но причем тут Гайдар! Во-первых, он «правил» лишь несколько месяцев (и то с весьма ограниченными властными функциями)!!! Сравните этот срок с десятилетием полновластия Путина!!! Во-вторых, олигархат, удельные финансово-экономические княжества (Лужкова, Шаймиева, Рахимова и пр. и пр.) зарождались помимо полномочий Гайдара и при поддержке на всех уровнях власти тех, кто лично был заинтересован!

К сожалению, в России не любят истинных реформаторов. Особенно бескорыстных! Бескорыстие, честность таких людей - это как заноза для власть имущих, не забывающих о своем личном благе.

Знаете, какова была зарплата министра в первом ельцинском правительстве? Как редактор газеты, я получал больше. Знаете, какова зарплата у президента и премьера России теперь? Интернет даст вам точный ответ: но пусть получают… А знаете, сколько «зарабатывает» глава государственной корпорации «Роснефть» Сергей Богданчиков? Более 5 с половиной миллионов рублей ежемесячно!!! А ведь не он создавал производство этой корпорации, которая, к тому же, проглотила более успешную нефтяную компанию - «ЮКОС»! За что он, фактически госчиновник, получает такое поощрение от государства в период кризиса??? И эти люди Путина еще позволяют себе охаивать тех, кто создал для них рыночные отношения и возможность зарабатывать много, очень много. Эти люди позволяют себе ежедневно охаивать 90-е годы, когда Гайдар и его команда еле-еле вытащили Россию из социалистического болота. Эти люди позволяют себе гнусно высказываться о Ельцине, Гайдаре и о тех, кто пытался в нашей самодержавном государстве построить подлинно демократические отношения, обвиняя их в воровстве, разграблении страны.

И сколько люди будут еще верить этой гнусности?! Может быть, новые данные социологов об уровне доверия Гайдару - признак очищения глаз от блевотных пропагандистских изрыганий противников реформ?..

Анатолий ПАНКОВ

Write a comment