Разделы

Архив сайта

Ссылки


Страницы

Новые публикации

Управление

ЭЛИНА БЫСТРИЦКАЯ – НЕ ТОЛЬКО ЗНАМЕНИТАЯ АКТРИСА И КРАСАВИЦА…

Как журналист я мало общался со сферой культуры (всё больше - производство, экономика, наука, социум…). Поэтому моя встреча с Элиной Быстрицкой оказалось очень неожиданной…

Весной 1990 года на очередных выборах в Московский Совет большинство депутатских мест в трудных, неравных условиях завоевали те, кто выступал за демократические преобразования в тоталитарной стране. Я был в их числе. И так получилось, что сначала возглавил временную пресс-группу, а вскоре - постоянную комиссию по средствам массовой информации и свободе слова. Но, несмотря на провозглашённую Михаилом Горбачёвым «гласность», Моссовет оказался в информационной изоляции. КПСС самостийно, без суда и следствия, лишила Моссовет соучредительства в исконно советских газетах (со времён революционных перемен и прихода большевиков к власти) - «Московская правда» и «Вечерняя Москва». В то же время коммунисты и подручные ей СМИ, включая ТАСС, не скупились поливать нас помоями, не давая возможность столичным депутатам дать публичный отпор: все каналы информации были перекрыты.

Кроме одного…

Я регулярно организовывал пресс-конференции с участием председателя Моссовета Гавриила Попова и его заместителя Сергея Станкевича, а также проводил свои личные брифинги, рассказывая о первых решениях нового депутатского корпуса. Одной из самых злободневных тем как раз и была задача по разрушению информационной блокады, по обеспечению Моссовета газетой. Разговоры с ЦК КПСС о передаче нам одной из двух главных городских газет («Мосправды» или «Вечёрки» ни к чему не привели). Тогда мы заговорили о создании новой, своей собственной моссоветовской газеты. Переговоры шли с трудом. Коммунисты, в соответствии с собственным пониманием «гласности», чинили всевозможные преграды: где печататься, где взять бумагу…

И вот идёт очередное заседание Моссовета в Доме политпросвещения на Цветном бульваре (наш Мраморный зал был на ремонте). Кстати, этот Дом, построенный для соответствующих идеологических задач, был уродцем и сильно портил городской пейзаж, за что после развала КПСС его и снесли… Перерыв в заседании. Я сижу в какой-то тесной комнате, готовлюсь к очередной депутатской дискуссии. Поднял голову и вижу: разрезая группу депутатов, ко мне направляется… Элина Быстрицкая. Без церемоний, без особого представления (ну, кто ж её не знает?!) говорит, что, зная нашу проблему с газетой, может помочь нам с газетной бумагой. Чётко, по-деловому, дала контактный телефон человека, который, мол,  поможет и быстро удалилась. Я был озадачен этим стремительным появлением и внезапным предложением помощи от человека, который тогда не был замечен в политической активности…

Я позвонил по указанному телефону. Андрей Быстрицкий (кем он приходился Элине Авраамовне, не знаю) подтвердил, что может дать бумагу без предварительной оплаты. Судя по его дальнейшему поведению, он - человек демократических взглядов. Его предложение звучало довольно убедительно. Одна загвоздка - он располагал таким объёмом тогда весьма дефицитной газетной бумаги, которой хватило бы на выпуск лишь нескольких номеров. Мы же ставили задачу выпускать ежедневную газету большим тиражом. И постоянно, с подпиской, а не лишь бы «прокукарекать». От бумаги Андрея  я отказался, но, тем не менее, предложение Элины Быстрицкой оказать нам поддержку в трудную минуту, в переломный момент, когда ещё властвовала КПСС и не было известно, удастся ли демократическим силам сломать хребет тоталитарной системе, было весьма важным, явной моральной поддержкой. Жизнь ведь могла повернуться по-разному, и было немало людей, которые ждали, чья возьмёт. А вот решительная «Аксинья» не испугалась неизвестного исхода политического противостояния…

Вчера Элину Быстрицкую похоронили. С почестями. Как великую актрису. А я её буду помнить и за ту нежданную встречу и её готовность помочь рождающейся демократии…

Анатолий Панков.

Write a comment