Разделы

Архив сайта

Ссылки


Страницы

Новые публикации

Управление

Москва простилась с Евгением Евтушенко…

evtushenko.jpgЕвтушенко - поэт прежде всего моей юности…

Я не только читал его стихи - в журналах и книжках, я слушал их в Политехническом. После съёмок фильма Марлена Хуциева “Застава Ильича” устроили там же встречи с поэтами. Кроме Евтушенко выступали Белла Ахмадулина, Роберт Рождественский, Андрей Вознесенский, Булат Окуджава и ещё кто-то…  

Зал был заворожён поэзией этих  талантов новой волны. И это неважно, что, возможно, большинство в аудитории составляли комсомольцы…

Вскоре после этого меня, комсомольского активиста,  сделали ответственным за поэтический вечер в Доме учителя  у Покровских ворот.  Должен был приехать на встречу с молодёжью района  сам Евтушенко! Зал был заполнен до отказа.  Я стоял у входа, чтобы встретить поэта и проводить на сцену. А его всё не было. Прошло полчаса - его нет.  Прошёл час - а зал всё ждёт. Волнуются, но не стучат ногами, не орут. И никто не ушёл…

Прибежал  какой-то  другой поэт.  «Женька, тут? - спрашивает меня. - Уже должен быть…  Обещал… Не волнуйтесь - будет».

Ещё через полчаса приходит Женька. Модно одетый. Весь какой-то «лоснящийся»  - видимо, где-то хорошо «посидел». На губах - игривая улыбка: «Что, ещё не разошлись?» Размашистой походкой  проходит через зал. И, едва поднявшись на сцену, сходу начинает читать…

evtushenko.jpgИ ещё полтора часа зал заворожённо слушал его.

А потом минут двадцать - тридцать раздавал автографы. Привычно, охотно,  без выпендрёжа. Я деликатно подошёл к нему последним, протянул сборник его стихов. Моя знакомая, узнав, что увижу Евтушенко, попросила для неё автограф. Он, спросив, как её зовут, написал: «Ире - всего того, что есть лучшего в мире»… На моей книжке он тоже что-то черкнул. Уже не помню - что. Книжку у меня вскоре умыкнули…

Что из Евтушенко запомнилось мне в те годы? Из того, что он сам читал: «Я расскажу вам быль про мёд.  Пусть кой-кого она проймёт…» Это ведь про власть, про тогдашнюю советскую власть. Или: «Учёный, сверстник Галилея, был Галилея не глупея. Он знал, что вертится Земля, но у него была семья». И это тоже про советскую жизнь…  Запоминался и интим: «Ты спрашивала шёпотом: «А что потом? А что потом?» Постель была расстелена…» Это будоражило молодых - так тогда советские поэты не писали, а если и писали подобное, то их не печатали…

Ну, а из непечатного запомнились и «Наследники Сталина», и «Письмо Есенину»…

Да, была «Братская ГЭС», стихи о Кубе и Фиделе… Меня это не  зацепило.

Прошло много лет, я уехал из Москвы и работал журналистом на берегу Лены, по которой незадолго до этого Евтушенко сплавлялся на «Микешкине» вместе с журналистом из «Известий» Леонидом  Шинкарёвым и другими спутниками…  Это повлияло и на мои творческие планы. Но, поскольку про Лену уже всё написали, я выбрал другую реку - Индигирку. Когда её по-туристски и творчески освоил, хотел проплыть  по Колыме.  Но передумал: и  там успел поплавать Евтушенко с тем же Шинкарёвым. Когда их группа возвращалась с Колымы на «материк», они сделали остановку в Якутске.  Я и ещё два - три  человека встретили их в аэропорту.  Почему так мало? Дело не в том, что поугасла любовь к поэзии. Хотя отчасти это было так в 70-е годы. Просто, с одной стороны, местная власть умалчивала, не хотела популяризации  этого такого непредсказуемого поэта, а с другой, - и сами путешественники не набивались на массовую встречу. Были они уставшими, но довольными поездкой. Вот только не помню, каков был творческий итог. Да и был ли?  Не исключаю, что даже если Шинкарёв и Евтушенко сочинили что-нибудь про край ГУЛАГа, то могли их не напечатать. Хрущёвская оттепель-то давно закончилась…

Да, Евтушенко был разный. И в поэзии, и в быту. Про него много чего такого говорили. Мне кажется, больше распускали слухи те, кто хотел бы унизить его, его поэзию - идеологические функционеры… «Когда румяный комсомольский вождь на нас поэтов кулаком грохочет…» Я помню этого румяного вождя: это Сергей Павлов. Первый секретарь ЦК ВЛКСМ. Спортсмен по образованию… Креатура Владимира Семичастного, того самого комсомольского вождя (предшественника Павлова), который клеймил Бориса Пастернака за «Доктора Живаго» и Нобелевскую премию. А потом, как раз в период расцвета поэзии молодых - Евтушенко и его коллег, Семичастный  возглавлял КГБ. И выступил против Хрущёва…

До сих пор актуально:

Есенин, милый,

изменилась Русь!

но сетовать, по-моему, напрасно,

и говорить, что к лучшему,-

боюсь,

ну а сказать, что к худшему,-

опасно…

Какие стройки,

спутники в стране!

Но потеряли мы

в пути неровном

и двадцать миллионов на войне,

и миллионы -

на войне с народом.

Этот снимок - из нашего семейного архива. Запечатлел Евгения Евтушенко работник Иркутской киностудии Евгений Марфель  - первого мая 1964 года в Братске.

Анатолий Панков.

Write a comment